Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы
Московский театр детской книги
«Волшебная Лампа»

Московский театр детской книги «Волшебная лампа»

 

Баловать ребенка. Как?

Людмила Заглада

Времена, когда считали, что излишняя строгость ребенку не повредит, прошли безвозвратно. Большинство современных пап и мам убеждено: баловать ребенка полезно. Разве родительской любви может быть слишком много? Тогда почему одних детей балуют, и в итоге из них вырастают прекрасные люди, а другие юные «баловни» еще в детстве превращаются в настоящих чудовищ?

Наверное, весь вопрос в том, КАК ПРАВИЛЬНО баловать ребенка.

Япона мать!

Шла я недавно на работу. Открываю дверь с улицы — а на лестнице расположились несколько мам с детишками лет трех — пяти: ждут начала занятий в группе психологического сопровождения. Одна девочка, вся в розовом, как карамелька, улеглась прямо на лестнице. Валяется и тоненько, радостно верещит. Переступать через ребенка неудобно и невежливо, обойти — невозможно. Стою, жду, что мама скажет что-нибудь вроде: «Доченька, лапочка, встань, пожалуйста, пропусти тетю». Мама — ноль внимания. Кое-как протиснувшись мимо дитяти, вольно раскинувшегося посреди дороги, я подумала: возможно, «прогрессивная» родительница краем уха слышала о так называемой японской системе воспитания и поэтому принципиально позволяет ребенку делать все, что вздумается?

В серьезных трудах по педагогике и в популярных статьях на тему воспитания детей часто сравнивают два диаметрально противоположных подхода к воспитанию – английский и японский. На одном полюсе – строгость, сдержанность и суровые правила, на другом – исключительная мягкость и полное отсутствие запретов. До недавнего времени отечественные традиции воспитания были, скорее, близки к английским. Еще в «Домострое» — литературном памятнике XVI века, пользовавшемся популярностью целых четыре столетия, в главе «Како дети учити и страхом спасати» сказано (в переводе на современный русский язык): «Наказывай сына своего с юности его и он успокоит твою старость и даст покой душе твоей, и накажи младенца розгою, не умрет он, но здоровее будет, ибо бия по телу, душу его избавляешь от смерти. На дочерей тоже направь свою строгость».

Сегодня многие папы и мамы склоняются к японскому подходу и стараются баловать своих детей. Только делают это часто, увы, не по-японски, а, скорее, по-китайски.

Некоторые родители, рассуждающие о пользе свободного воспитания и недопустимости замечаний, что называется, слышали звон, да не знают, где он. На самом деле японская система воспитания — вещь очень сложная и очень органично вписанная в общий культурный контекст. И поскольку она дает отличные результаты, то, может, стоит поговорить о ней подробнее?  

«Дети — это сокровища»

С этой японской пословицей трудно не согласиться. О том, как живут эти маленькие сокровища, написано немало серьезных научных трудов. В частности, много интересных вещей я узнала из статей российского антрополога Александры Степанишиной, посвященным японской системе воспитания и образования. Попробую вкратце рассказать о «краеугольных камнях» этой системы.

Для слез нет причин.

Мы привыкли к тому, что грудные младенцы и малыши-дошкольники довольно часто плачут. Ну так уж устроен мир — детям положено плакать. Между тем японские дети… практически не плачут. Почему? А им незачем плакать. Ведь, если разобраться, у детских (в особенности младенческих) слез всегда есть веская причина. Совсем маленький ребенок плачет, когда он голоден, когда ему больно, когда его обижают. Если эти причины убрать, то и слез не будет. А как поступают некоторые наши родители? Например, один мой знакомый, хвастаясь тем, что его дочь с младенчества была приучена к порядку и режиму, рассказывал, что с первых дней жизни девочка ела строго по распорядку, минута в минуту. На вопрос, как ему удалось приучить ребенка, он ответил: «Да очень просто! Первые три месяца она орала как резаная, а потом привыкла». Ну и зачем нужен такой режим? В Японии ни о каком режиме для грудных младенцев нет даже и речи.

«Ручные» дети.

Дети в Японии — настоящие маменькины сынки и дочки, и в этом там не видят ничего зазорного. «Образ матери в Японии, прежде всего, связан в умах японцев с тем смыслом, который заключен в слове амаэ. Японскому слову амаэ трудно подыскать аналог в русском языке. Оно означает чувство зависимости от матери, переживаемое японскими детьми как нечто желательное. Глагол амаэру означает «воспользоваться чем-либо», «быть избалованным», «искать покровительства». Этими словами японцы выражают отношение к матери», — пишет Александра Степанишина.

В некоторых западных пособиях детей рекомендуется с первых дней жизни укладывать спать в отдельной кровати или даже в отдельной комнате. А некоторые родители боятся лишний раз взять малыша на руки, чтобы не избаловать его! Японские же мамы первые года полтора буквально таскают ребенка на себе в слинге и спят с ними в одной постели. Когда малыш начинает ходить самостоятельно, его тоже часто и охотно берут на руки.

Не запреты, а предостережения. Маленькие дети в Японии действительно никогда не слышат грозного слова «Нельзя!» А о том, чтобы шлепнуть шалунишку по попе, даже речи быть не может. Значит ли это, что ребенка не воспитывают вообще? Нет. Просто это делают несколько по-другому. «От матери, бабушки, сестер, которые постоянно возятся с ним, он слышит лишь предостережения: «опасно», «грязно», «плохо». И эти три слова входят в его сознание как нечто однозначное, — объясняет российский антрополог. — Японка склонна регулировать поведение ребенка посредством воздействия на чувства и на возможные последствия поступка».

Кроме того, мать и другие члены семьи предпочитают словесным внушениям воспитание на собственном примере. День за днем, глядя на мать, подражая ей, малыш учится правильно и достойно себя вести.

Не наказания, а поощрения.

Если в первые годы жизни, проведенные в семье, маленький ребенок действительно не знает никаких ограничений, то, попав в школу, он начинает узнавать, что существуют определенные правила. Многие почему-то считают, что, придя в школу, маленький японец сразу попадает в зону тотального контроля и жестко регламентированного поведения. Это не так. Правила действительно вводятся, только делается это мягко и постепенно. И, что очень важно, ребенка в школе предпочитают поощрять за хорошее, а не наказывать за плохое. Александра Степанишина пишет: «Воспитывать там означает не ругать за то, что уже сделано плохо, а, предвидя плохое, обучать правильному поведению. Даже при очевидном нарушении правил приличия воспитатель избегает прямого осуждения, чтобы не поставить ребенка в унизительное положение. Вместо порицания детей обучают конкретным навыкам поведения, всячески внушая им уверенность, что они способны научиться управлять собой, если приложат соответствующие усилия. Японцы считают, что чрезмерное давление на психику ребенка может дать обратный результат».

Не страшно, а стыдно.

Какой же главный итог «воспитания по-японски»? Почему дети, выросшие в абсолютно тепличной, с нашей точки зрения, атмосфере, превращаются не в избалованных чудовищ, а в собранных и дисциплинированных взрослых? Потому что начинают избегать плохих поступков не из страха перед наказанием, а из опасения попасть в дурацкое положение, «потерять лицо». Вести себя плохо, делать подлости — не страшно, а стыдно! «Однако полная свобода, которой японец пользуется в раннем детстве, оставляет неизгладимый след в его характере, — утверждает российский антрополог. — Воспоминания о беззаботных днях, когда было неведомо чувство стыда, и порождают взгляд на жизнь как на область ограничений и область послаблений. Именно поэтому японцы столь снисходительны к человеческим слабостям, будучи чрезвычайно требовательными к себе и другим в вопросах долга».

«Маленькие императоры»

Если на японском опыте не грех поучиться тому, как правильно баловать детей, то родительский опыт жителей современного Китая — наглядный пример того, как баловать нельзя. Впрочем, китайцев нельзя судить строго за то, что они вконец избаловали своих чад — на то есть объективные причины. Прежде всего, это резкое несоответствие между традиционными, сформированными на протяжении тысячелетий, представлениями об абсолютной ценности семьи и демографической политикой, которая проводится в государстве примерно с 70-х годов прошлого века. Согласно традиционным представлениям, дети — это великое счастье, чем их больше, тем лучше, быть бездетным — огромная беда. И вот представьте: чадолюбивым китайцам предписывается заводить в семье лишь одного ребенка — рождение второго грозит родителям увеличением налогов.

В одном научно-популярном фильме, посвященном, кажется, многоплодной беременности, показывали, в том числе, одну китайскую супружескую пару, разродившуюся тройней. Как они были счастливы! И все потому, что рождение близнецов не влечет за собой никаких административных и финансовых проблем. Роды-то были одни! А то, что природа распорядилась за раз подарить родителям двоих-троих малышей — что ж, этой семье просто сказочно повезло.

Еще одна деталь — значительное улучшение уровня жизни, особенно в больших городах. Что получается? Старшее поколение, выросшее в условиях суровой социалистической уравниловки, почувствовало вкус настоящих денег и… львиную долю этих денег тратит на свое единственное сокровище. «Маленький император» — вот как называют китайцы своих детей. И этим все сказано. Конечно, более продвинутые родители тратят деньги, в основном, на оплату их учебы в дорогих элитарных учебных заведениях. Но очень многие семьи покупают им дорогущие игрушки и одежду, выкладывают бешеные деньги на развлечения единственного чада. Если тысячелетние традиции предписывали подчинение всех членов семьи главе семейства, то сегодня вся жизнь семьи крутится вокруг малыша — радости, солнышка и пупа земли.

Корреспондент газеты «Известия» в Китае Юрий Савенков, ссылаясь на американского экономиста Джеймса Макнила, пишет, что столичные семьи, в которых растет ребенок до 12 лет, тратят на него примерно 70 %(!) своего семейного бюджета. Он же рассказывает о том, что некоторые очень состоятельные родители, разбогатевшие во время экономического бума, даже переписывают на своих малышей многотысячные семейные капиталы.

Это вам ничего не напоминает? Не так ли ведут себя по отношению к собственным чадам наши отечественные нувориши, видимо, еще не забывшие свое пионэрское детство? А потом из повзрослевших малюток вырастают наглые мажоры, заказывающие в дорогих ресторанах шампанское, стоящее несколько тысяч долларов за бутылку.

В итоге, говорят китайские ученые — психологи и социологи, в стране растет поколение эгоистичных, избалованных детишек, которые в будущем могут доставить множество проблем. Правда, некоторые при этом утверждают, что со временем положение выправится: и правда, что такое жизнь одного-двух поколений на фоне 5-тысячелетней цивилизации?

«Руки поотбивать!»

Так может не стоит экспериментировать с баловством и нежностью и придерживаться в воспитании детей проверенного принципа: «Строгость, строгость и еще раз строгость»? …Помню, как-то ехала я со старшим сыном в метро. Ему тогда было года два, и он примостился у меня на руках. Рядом сидела красивая молодая девушка. На ней была ярко-красная кофточка, туго обтягивающая прекрасную фигуру. В глубоком вырезе виднелась роскошная грудь, на которую спускались несколько блестящих золотых цепочек. Мой ребенок, который с детства был неравнодушен к эдакой красоте, восхищенно потянулся ручонками к «касивой тете» (точнее, к ее самым выдающимся частям). Девушка весело смеялась: то ли ей было приятно «мужское внимание», пусть даже исходящее от мелкого карапуза, то ли просто характер у нее был хороший. И вдруг какой-то мрачный дядька, стоящий напротив, на весь вагон заявил: «Вот скотина избалованная! Руки ему поотбивать!» Дядьку спасло то, что у меня на руках был ребенок — очень уж хотелось дать ему по физиономии. Пришлось ограничиться тем, что я на словах дала ему понять: воспитание моего ребенка — мое личное дело, и в советчиках из общественного транспорта я не нуждаюсь.

Хоть это было больше десяти лет назад, думаю, что подобные дядьки, увы, не перевелись и по сей день. Это такая, знаете ли, европейская традиция воспитания. Вполне в духе уже упоминавшегося отечественного «Домостроя»: «Любя же сына своего учащаи ему раны да последи о нем возвеселишися казни сына своего измлада и порадуешися о нем в мужестве». Особенно (судя по сравнительным социологическим исследованиям) в ней преуспели англичане, которые на протяжении сотен лет фразу шутливой песенки из «Алисы в Стране чудес» («Лупите своего сынка!») понимали буквально. Краеугольный камень воспитания — строгость, сдержанность и слегка отстраненное отношение, считали они. Если лишний подзатыльник ребенку не повредит, то лишний поцелуй, пожалуй, может избаловать.

Английский философ XVII века Джон Локк писал в работе «Мысли о воспитании»: «Я не хочу, чтобы детей часто били за их проступки, так как не хочу, чтобы они телесную боль считали величайшим наказанием. Но на этом же основании я хотел бы, чтобы им причиняли боль даже при хорошем поведении с их стороны, с той именно целью, чтобы они могли научиться переносить ее, не видя в боли величайшее из зол». Правда, он же говорил, что «не вправе наказывать ребенка тот, кого ребенок не любит».

Ну, это было давно написано, скажете вы. Хорошо, вот более свежие факты. Совсем недавно в британской Палате лордов принимали поправку к положению о правах ребенка, которая должна была установить размеры дозволенных физических наказаний. Согласно одной из статей Закона о правах ребенка (в редакции 1860 года), родителям или опекунам разрешалось «справедливо наказывать» детей. Эту формулировку решили уточнить: ребенка можно отшлепать — но только руками, а не ремнем или палкой. Нельзя бить по голове. Если на теле будут следы побоев или врачи посчитают, что ребенку нанесена психологическая травма, то родителей можно привлечь к уголовной ответственности. На первый взгляд, это звучит дико: «Бить — можно. Главное, аккуратно». Но, с другой стороны, этот закон призван защитить детей от действительно страшных избиений. Шлепок по мягкому месту — это все-таки не удар табуреткой по голове… Итог такого воспитания — не самый лучший. Во всяком случае, по данным Всемирной организации здравоохранения, опросившей 150 тысяч детей от 11 до 15 лет в 35 странах мира, британские дети считают себя одними из самых несчастных. И это несмотря на очень хороший уровень жизни.

…Пришла пора делать выводы. Итак, баловать ребенка или воспитывать его в строгости, решать вам. Но если уж баловать — то не деньгами и подарками, а любовью. И со временем такое баловство окупится сторицей. Ведь баловать любовью — значит понимать своего ребенка и принимать его таким, каков он есть. А любовью нельзя испортить.

Любовь и деньги

4 родительских заблуждения

Родители, которые хотят, чтобы у их ребенка было все самое-самое лучшее, которые думают, что горой подарков можно купить любовь своего чада, а вседозволенность поможет воспитать им свободную личность, совершают несколько ошибок.

1. Если вы позволяете ребенку поступать по-своему из-за того, что испытываете чувство вины перед ним, то вы рискуете очень быстро превратить своего малыша в маленького манипулятора. Дети молниеносно усваивают ту простую истину, что слезами и истериками из вас можно вить веревки. Вывод: иногда нужно суметь сказать ребенку свое твердое «нет». Но при этом неплохо было бы спокойно объяснить малышу причину отказа.

2. Заваливая ребенка подарками, вы можете сформировать в нем зависимое поведение. Он решит, что дорогие вещи и прочие материальные блага равноценны эмоциональному контакту, что только подарки могут считаться полноценным проявлением любви. Зависимость от материальных удовольствий может закрепиться на всю жизнь. И избалованная подарками девочка, став взрослой, начнет снимать стресс при помощи походов по магазинам. А мальчик, привыкший неумеренно баловаться пирожными, которыми его пичкали родители (проявляя, как им казалось, свою любовь), рискует со временем приучиться не только «заедать» плохое настроение, но и запивать его. Крепкими напитками.

3. «Бери, солнышко, все конфеты! Мама и папа не хотят!», «Первая клубничка — только малышу, мы перебьемся», — так нередко говорят и поступают любящие родители. И это тоже неправильно. Если ребенок видит, что окружающие готовы по первому требованию одарить его благами в ущерб себе, то из такого малыша почти наверняка вырастет законченный эгоист, который всю жизнь будет думать только о себе, любимом, и наплевательски относиться к нуждам других людей.

4. Избалованные деньгами и подарками дети привыкают к мысли, что все в этом мире оценивается только материальными критериями. «У меня самая дорогая и красивая одежда, родители подарили мне самую последнюю «навороченную» модель телефона — значит, я однозначно лучше других!» Приучившись оценивать других людей не по их моральным качествам, а по уровню благ, которыми они владеют, человек сам становится зависимым от этих благ. Такие люди очень уязвимы: они не умеют любить себя за то, какие они есть на самом деле. По тому, насколько человек богат и успешен, они оценивают не только других, но, в первую очередь, себя. Мысль «Я не в состоянии купить машину за 50 тысяч — значит, я ничтожество!» способна принести им неисчислимые страдания. Вся жизнь, таким образом, превращается в изнурительную гонку за все новыми и новыми «игрушками».

8 (495) 624-17-52
8 (495) 623-39-84
Москва, Сущевская ул,
д. 25 с. 5

EnglishFrançaisItaliano

Дорогие зрители!

Вы можете получить консультацию о спектаклях
по телефонам:

(495) 624-17-52,

(495) 623-39-84

И приобрести билеты он-лайн у наших партнеров
«БИГБИЛЕТ»